April 8th, 2014

Работа в Штабе Навального: Становление отдела Интернета.

Всем бывшим, нынешним, будущим организаторам полезно прочитать о том, какая бывает организация.

Оригинал взят у patyulina в Работа в Штабе Навального: Становление отдела Интернета.
Привет, меня зовут Екатерина Патюлина.

1146674_10201258319633902_303719855_n

По образованию я государственный управленец (НИУ ВШЭ), а по профессии – рекламщик-интернетчик. Я не политик, я просто очень люблю интернет.

В Штабе я занималась всем, что было онлайн, – возглавляла отдел интернета.
Вот здесь я уже рассказывала о том, какие проекты нам удалось сделать, а вот тут Ашурков передавал привет всей команде интернета. Многие из тех, кто читает этот текст, наверняка общались со штабом именно через те инструменты, которые создали мы. Конечно, я говорю это не без гордости.
Ниже хочу рассказать о том, что это было такое и как такое получилось.

Сейчас немного странно обо всем  вспоминать – настолько изменилась ситуация.
Навальный под домашним арестом, люди, которые были в штабе, разошлись кто куда.
Группы «Команды Навального» обновляются нечасто, проекты закрыты. Даже районные чатики на dom.navalny.ru больше не работают. Я занимаюсь своими проектами.

В фильме «Август» героиня Джулии Робертс говорит: «Хорошо, что нам не дано знать будущее, а то мы никогда не заставили бы себя снова встать с кровати утром». На фоне того мрака, который охватил ряды здравомыслящих людей сегодня, летние события кажутся оазисом деятельного счастья.
Правда, если вспомнить прошлую весну, чувства нас мучили такие же - помните, посадили Pussy Riot, открывались все новые и новые уголовные дела? А законы против интернета уже тогда приняли или раньше, помните?

Поэтому я все же пишу этот текст, хоть и не очень вовремя, – чтобы мы знали точно, что такое возможно.
И что подобный подъем ждет нас снова - это закон маятника. Не стоит ныть и отчаиваться. Надо действовать - участвовать в выборах, бороться за важные вещи.

В этом посте я расскажу о том, как жил отдел интернета штаба Навального в период с 16 июня по 20 июля 2013 года. Для удобства разделяю текст на главы.

Enjoy. Hope you like it.

Нажмите на заголовок для появления текста главы



Get the party started: Как я попала в Штаб
5 июня 2013 года я написала письмо Навальному.
14 июня он позвал меня в Штаб.

Скриншот 2014-03-09 00.05.04
Я всегда хотела попробовать сделать что-то большое, значимое и общественное. Поэтому радости моей не было предела. Правда, на тот момент было ничего не понятно. Вплоть до того, будет ли вообще кампания...





Все серьёзно: Первая неделя работы
Задача Интернета - найти свое место в системе.
16 июня в воскресенье собрался первый состав штаба.

Мы сели на стулья в офисе ФБК на Таганке, Волков взял фломастер и стал дирижировать, и мы стали просто накидывать направления деятельности и идеи на доску. Наверное, это последняя летучка, которую мы провели сидя.

Сразу была ясна только одна ключевая точка – дата прохождения или непрохождения муниципального фильтра.
В воздухе висел вопрос про Кировлес, но мы все сделали вид, что его не существует, и стали планировать идеальную кампанию.

После первого шага, когда на доске был адский винегрет, мы начали делить все по направлениям и расставлять дедлайны. Было жарко. Атмосфера была дружеской и творческой: если вы когда-н делали стартап с профессиональными друзьями, было вот так. Или если вы когда-то делали классные студенческие проекты – вот так же.

В итоге вся кампания у нас условно разделилась на итерации, а итерации – на недели. Первая неделя называлась «Все серьезно», а на доске мы написали It’s all serious, babe! Она должна была закончиться официальным мероприятием – презентацией предвыборной программы.
2

Под этой надписью заработали следующие направления:

• Агитация.
• Программа/контент.
• Инфраструктура.
• Аналитика.
• Соцсети, продвижение.
• Полевая работа.
• Административный штаб.
• Прочее.

Мне, понятно, досталось направление под кодовым названием «Соцсети, Продвижение», которое я стала развивать. Сначала – в одиночку. Сейчас, конечно, об этом страшно подумать, но тогда абсолютно все я делала вручную. Через два месяца - под конец кампании - в интернет-отделе было почти 40 штатных и удаленных сотрудников.

На этом этапе в штабе работали разные люди, и некоторые из них вряд ли знакомы тем, кто пришел в штаб на Лялином переулке. Например, был IT-специалист, который помогал нам подключить сервис рассылок, были некие удаленные юристы (которые просуществовали вплоть до середины июля, а потом был построен юридический отдел внутри).
Был даже один пиарщик, с которым мы не сработались из-за разных взглядов на фирменный стиль кампании. Его уход из штаба был довольно забавным: в тот момент, когда он увидел, что выбрали не тот дизайн, который нравился ему, он спокойно закрыл ноут, положил его в сумку, встал и вышел.
И больше ни разу в штабе не появился - исчез.
Если бы этого не произошло, вся кампания могла бы выглядеть совсем иначе, и красные круги бы нам до сих пор нигде не мерещились.

Вот один из вариантов дизайна, который не прошел фильтр имени Лены Марус:
3
Вообще во всем штабе этот дизайн нравился только мне, а всем остальным не нравился, такая вот забавная деталь. Но я рада, что я не арт-директор =)

Был и второй штаб – МунДепШтаб. К нему я лично не имела никакого отношения – просто знала, что в соседней комнате происходит жара, туча людей ищет телефоны муниципальных депутатов, а Навальный всем им звонит. Волков лишь изредка информировал нас о том, как обстоят дела с подписями, да и уставший Навальный пересказывал интересные разговоры с депутатами на летучках.

Это было чрезвычайно веселое время:
IMG_1153
IMG_1172





Как родилась "Команда Навального".
Задача Интернета - построить минимально необходимую инфраструктуру для информирования и вовлечения под единым брендом.
В момент начала моей работы не было концепции общения с аудиторией – не было привычного всем рекламщикам «брифа» - надо было все придумывать здесь, сейчас и самостоятельно. Но уже тогда было ясно, что кампанию нам придется строить на волонтерах по двум причинам: во-первых, мы единственные, у кого они могут быть; а во-вторых, непонятно было, сколько у нас может быть денег, чтобы работать без волонтеров.
Еще Навального часто спрашивали: "Скажите, Алексей, кто Ваша команда?"
И еще: "Кто стоит за Навальным?"

Эти вопросы нам надоели, потому что ответы казались очевидными. А в управленческом смысле многие побаивались открыто выходить на выборы с Алексеем, поэтому не было внушительного списка профессионалов. Были мы. Из того, что мы обсудили, у меня собралась в голове концепция «Команда Навального», которая и стала символом вовлечения людей в общее дело, причастности к кампании и объединения.
Мы те, кто хочет реформ - обычные и настоящие жители города, которые хотят его изменить, в первую очередь, потому, что живут в нём и хотят жить в нём дальше.

Название родилось 19 июня. Мы приняли решение, что с помощью этой концепции мы будем работать с волонтерами.

24 июня мы открыли группы во всех популярных социальных сетях России: Вконтакте, Facebook, Одноклассники, Instagram, Twitter. У всех было единое название и адрес /teamnavalny. Первая рассылка по базе пользователей проектов ФБК ушла 25 июня, тогда же вышел пост Алексея о том, что эти группы станут основной площадкой для коммуникации с теми, кто за кампанией хотел бы не просто наблюдать со стороны.
И люди вступили в эти группы – сначала всего несколько тысяч, затем все больше и больше.
5
Это было начало начал – теперь у меня была уверенность в том, что хотя бы простыми средствами мы справимся с координацией сторонников. Даже если ни на что больше не хватит денег или специалистов.

Забавно было вот что: когда мы выбирали фотографии для социальных сетей, сначала были выбраны для аватаров фотки Алексея в костюмах - серьёзно же все!
Скриншот 2014-03-16 01.14.03

Но нам так много раз написали, чтобы мы убрали "Навального в костюме единоросса", что в первую же ночь мы сдались и поставили фото на фоне многоэтажек. И эта фотография была моей любимой среди всех, сделанных во время предвыборной фотосессии.

7 6
(процесс выбора предвыборных фото в разгаре)
Работой с базой имейлов и отправкой рассылок занимался тогда Егор Еремеев. Практически с первого дня начали функционировать два адреса, проработавших до конца кампании: team@navalny.ru & navalny@navalny.ru . Адрес отправки выбирался в зависимости от того, кто писал письмо – со второго адреса люди получали обращения, написанные нашим кандидатом.
В социальных сетях я вручную (!) публиковала все новости, фоточки, твиты, отвечала на вопросы пользователей вплоть до конца июля. Два модератора-помощника для бана спамеров и ответов на FAQ у меня появилось в начале июля. (один из них был Саша Головкин, который позже стал работать HR-ом в штабе). Пока не появилась карта кубов, а их самих было не так много, мы создавали мероприятия ВКонтакте и Facebook на каждый куб. Вместе с Волковым мы отвечали на вопросы пользователей на общую почту.






Презентация предвыборной программы: конец первой итерации.Задача Интернета - пригласить людей и фильтровать провокаторов.

Одной из первых задач, которые пришлось решать также в ручном режиме, было приглашение сторонников на презентацию предвыборной программы.

Мучило два вопроса:
1. Как сделать так, чтобы зал был "как раз"?
2. Как не пустить провокаторов?

Сопротивление Навальному мы уже тогда успели ощутить - многие отказывались сдать помещение под презентацию программы. Такая вот самоцензура у людей. Да и провокаторов мы все наблюдали ранее.

Была еще одна проблема - мы не знали, сколько людей вообще захочет прийти на презентацию.
Это было самое начало кампании, а презентации предвыборной программы у нас в стране как-то не принято проводить.
Придумать и реализовать все нужно было, как всегда, за пару дней. Поэтому умную программу с алгоритмом регистрации и отсеивания странных людей по формальным признакам сделать было невозможно.
Осталось одно решение - руки + мозг.
Мы попросить желающих прийти на презентацию прислать нам в почту (то есть преимушественно мне) свое ФИО и ссылку на любой живой аккаунт в социальной сети - то есть, представиться. На презентацию было зарегистрировано 155 человек. Все прошло без неприятностей.

Честно говоря, я ни разу не пересматривала этот список после мероприятия, а сейчас увидела, что многие из пришедших тогда людей стали впоследствии работать в штабе на важных должностях – как минимум, 5 таких обнаружила.
Презентация предвыборной программы стала вторым мероприятием, на котором нам помогали волонтеры. До этого они уже агитировали на кубах.
8

Презентация прошла в какой-то гостинице, в холле стояли кубы (которые впоследствии будут знакомы большинству москвичей), летали красные шарики с лозунгом «Измени Россию – начни с Москвы», играла песня «Dreaming of another world» и «Перемен» Цоя, а после презентации Навальный сел в поезд и поехал в Киров на очередное судебное заседание...

Так закончилась первая итерация кампании.
9
Пост Навального про презентацию:
http://navalny.livejournal.com/817114.html






Марш на ИзбирКом: Прохождение первой ключевой точки.
Задача Интернета - организация людей на улицах. Первая онлайн трансляция из тыла.
То время характеризовалось наличием в штабе предельно плоской структуры – каждый отвечал за какое-то направление, но в конечном счете, организационно, мы все подчинялись Волкову - начальнику штаба. Отчеты происходили ежедневно в формате летучки перед канбан-доской, знакомой всем айтишникам, а в процессе обсуждения мы ставили друг на друга задачи и обозначали сроки их выполнения. Так нам удавалось всегда быть в курсе того, что происходит «за соседним столом» и корректировать свои действия в соответствие с общим положением дел. В этом формате мы просуществовали, по моим ощущениям, до первых чисел июля, то есть до полноценного переезда из офиса ФБК в Лялин переулок.

77

В этот момент произошло еще одно знаковое событие – совместная подача собранных подписей во МГИК. В первых числах июля жар, исходивший из комнаты мундеп-штаба, начал обдавать и нас. Оставались последние дни, в течение которых должно было определиться, как дальше пойдет деятельность – насколько масштабной она будет, насколько легитимной, какое ключевое сообщение она будет доносить, как и какой аудитории. Будет ли это форматная политика или мы снова останемся лишь протестной группой рассерженных горожан, мечтающих о реформах.
Коллеги не спали несколько дней, мы обращались к силам сетевого разума, чтобы добыть подпись депутата, уехавшего в отпуск, из Салоников, и все это на какой-то невероятной энергии и вере в возможность все изменить вдруг… выехало!
11
Здесь вот Навальный подробно пишет: http://navalny.livejournal.com/820723.html

В общем, мы собрали нужные подписи. И надо было подавать их во МГИК.
Обычное, в общем-то, дело. Рутинное. Отнести бумажки.
Но Навальный решил подать документы на регистрацию вместе с людьми. Вышло не просто событие, а целый медийный повод.

Надо было сделать две вещи:
1) Пригласить волонтеров.
2) Случайно не сделать из этого мероприятия балаган и митинг.

Надо было разбить волонтеров на несколько "кучек". И это деление не могло происходить публично. Еще нужно было пригласить всех желающих, и тоже не допустить бардака.

Решили так:
В городе было выбрано несколько точек сбора сторонников, мы разделили email-базу на столько же сегментов и разослали людям приглашения в эти точки с описанием предстоящего мероприятия.

Так как все в интернете легко считается и отслеживается, мы вот еще что сделали:
Статистика показывает, сколько писем из разосланной рассылки открыто (прочитано). Мы досылали сообщения в зависимости от этой статистики. То есть, если открылось мало приглашений в точку А, мы отправляли оставшимся приглашения именно туда.

В открытом доступе в социальных сетях мы выложили примерный маршрут «для всех» с указанием финальной точки - МГИКа. И выложили это видео для вдохновения:


Во время самого мероприятия, которое потом мы шутливо называли «Маршем на Избирком» интернет-отдел в моем лице сидел перед монитором и обеспечивал текстовую трансляцию происходящего в социальных сетях.

Вообще во время кампании работники информационного центра посетили лично очень мало мероприятий – все время мы провели в тылу, информируя аудиторию и анализируя происходящее. Так, одним из наших главных негласных приоритетов было сохранение в безопасности и постоянное функционирование информационного центра.
После того, как подписи были поданы, стало ясно, что можно «выдохнуть» и приступить к нормальному планированию интернет-кампании. Ну, хотя бы прикинуть, что и как делать =) Потому что впереди было еще 18 июля.
76






Организация интернет-пространства:
Базовый принцип планирования онлайн-кампании Навального.

Задача Интернета: отдышаться и все спланировать. Осторожно - всякая профессиональная терминология!

Когда я рассказываю о кампании сейчас на всяких профессиональных конференциях, я первым делом показываю вот эту картинку.
78
Я нарисовала ее в самом начале карандашом от руки. Здесь изображена воронка конверсии, которая показывает типы аудиторий, которые нам нужно было охватить. И средства, с помощью которых мы это делали. На первой неделе работы штаба нам удалось сделать минимально необходимую инфраструктуру для волонтеров, чтобы пригласить их в штаб. Мы смогли начать покрывать самый носик этой воронки с помощью социальных сетей и email-рассылок. Оставалось начать покрывать более многочисленные аудитории - сомневающихся, а потом и инертных (электорат).
Уже к в конце июня мы начали ставить кубы – и стало понятно, что чем больше людей собирается «на корме», тем больше людей следует за ними: сторонники начинают приходить в штаб и становятся волонтерами, а равнодушные превращаются в сторонников. То есть движение по этой "воронке" происходит.

Наша задача была – двигать наши ключевые сообщения и идеи через волонтеров и сторонников. Для этого мы использовали социальные сети и встроенные в них механизмы виральности. В социальной сети, на самом деле, человек человеку не столько друг, сколько медиа.
Такой подход соответствовал и "первому правилу всех политологов", работающих на предвыборных кампаниях. =)
Мне лично, его озвучил Кермлин – надо расширяться от своего ядерного электората, а не пытаться привлечь всех и сразу «большими руками», иначе можно потерять своих основных настоящих сторонников, а новых среди далеких нам по ценностям людей не обрести.

После того, как с подходом в интернет-кампании по продвижению кандидата Навального я определилась, оставалось расписать по этой воронке планируемые проекты и распределить во времени и объемах закупку медиа. Был риск того, что офлайн агитация пойдет совсем по другому пути, и мне необходимо было следить за тем, чтобы мы оставались в рамках единого понимания. Это оказалось очень просто - с командой офлайна и мы шли одним курсом.






Первое привлечение дополнительных профессиональных ресурсов в команду: Хакатон.Начало разработки.
После переезда на Лялин переулок встал вопрос о развитии наших ресурсов и создании сервисов, которые помогали бы нам и волонтерам координировать свои усилия. Например, кубов становилось все больше, и мероприятия редактировать вручную становилось проблематично.

IMG_1601 IMG_2352

Тогда мы много работали с Егором Еремеевым, и он отвечал за всякие программные штуки, сервис рассылки и прочее. Для координации сотрудников штаба была выбрана общедоступная программа Podio, и с ней мы работали вплоть до конца кампании. Сначала Егор, а потом другие ребята помогали к ней подключиться и учили ею пользоваться новичков, приходящих работать в штаб. Все обычно недолго сопротивлялись системе организации, но в итоге приходилось смириться =)
Скриншот 2014-03-16 23.54.07

С волонтерами все было немного сложнее. Нужно было создавать простые веб-решения, которые и не отпугивали бы людей своей сложностью, и давали бы максимум информации для сбора статистики нам. На одном из первых штурмов я нарисовала систему проектов, которая располагалась вокруг «ядра» - единой базы данных, впоследствии ставшей паспортом волонтера.
Проектов уже к тому моменту мы придумали достаточно много, а задачи все копились. Тогда мы еще не очень хорошо понимали, какими ресурсами располагаем, и не знали, какую команду мы можем позвать. И придут ли люди?
Пришла идея провести Хакатон. Для тех, кто не знает, это мероприятие на 24 часа, в конце которого команды разработчиков, образовавшиеся прямо на мероприятии, представляют готовые проекты. Информацию о мероприятии мы выложили в открытый доступ и стали ждать, кто придет в штаб. Собралось много толковых – я такого даже не ожидала.
14
15
Большая часть ребят, которые продолжили и потом работать с нами, пришли к нам именно тогда – на сутки 6-7 июля. Одна из команд вечером презентовала Навальному cube.navalny.ru. Проект до недавнего времени был доступен в сети, и там можно было посмотреть, как развивался кубический процесс – с 10 до 200 кубов в сутки (сейчас ФБК закрыл эти сайты). Другие команды начали делать проекты, которые мы допилили и зарелизили позже. Например, мы начали работать с Foursquare, придумывать бейджики для геймификации (которые потом переделали в проект team.navalny.ru). Это очень продуктивный формат работы для подобных организаций.






Новые процессы на Лялином переулке.
Задача Интернета - развиваться самостоятельно и оцифровывать все остальное, что рождалось каждый день.

Лялин переулок: Процесс заполнения людьми.
IMG_1453 IMG_1576
IMG_2172 IMG_2343

Неделя с 11 по 18 июля была наполнена тревогой по поводу оглашения приговора и работой с внутренними процессами. Так, 11 числа Волков объявил о слиянии штабов: теперь МунДепШтаб и обычный штаб становились одной структурой и все вместе окончательно переезжали в Лялин переулок.

Так как онлайн и офлайн являются в правильных историях логичными продолжениями друг друга, а у нас это было именно такой историей, все перетурбации имели значения и для моего направления деятельности. Оцифровывать и продвигать нужно было все больше и больше разных идей и событий. В это же время происходило много нового в организации общей деятельности, поэтому куча времени уходила на выстраивание процессов, в том числе и коммуникационных, внутри команды - мы учились договариваться в новых условиях.
Это было нелегкое время подготовки структуры к бурному росту. Обо всех процессах лучше рассказывает Макс.

Волков стал проводить открытые штабные летучки и для широкого круга потенциальных волонтеров – прямо на площадке у здания штаба.
16
Там в направление IT к нам записывались (очень просто, на листочек) и новые разработчики, которых мы после звали на разные проекты.
Первая такая летучка прошла достаточно спонтанно – мы просто не влезли в основной зал в Лялином переулке, да и погода была хорошая. Ну а потом это стало традицией уже для сотрудников штаба. Эти летучки от Волкова были чем-то вроде прототипа тех тренингов для волонтеров, которые впоследствии проводил Андрей Матвеев, но первый такой тренинг произошел через неделю после описываемых событий, а пока что мы все еще оставались такой большой семьей в организационном плане. Мы многое делали вместе, а функционал у сотрудников пересекался.

Так, в один из первых дней на Лялином Макс поймал нас с Егором вместе и начал пытать относительно того, кто кому начальник и как именно мы взаимодействуем.
17
(Мы с Егором и Аленой, фото сделано немного позже описываемых событий)

Макс видел риск в том, что некоторые управленческие решения мы принимали совместно. Нам же казалась тогда невозможной ситуация, при которой наши мнения могли бы разойтись. Макс же настоял на том, чтобы мы обозначили четко, в каких решениях чье слово является решающим, и кто за что отвечает. Егор стал отвечать за рабочую и техническую инфраструктуру (podio, сервера, сервисы рассылок и т.п.), а я – за маркетинговые решения, стратегию, ключевые сообщения и проекты. Думаю, что это помогло нам взаимодействовать эффективнее, и 15 числа я написала в общую рассылку:

«(…) Далее моя деятельность делится на две составляющих.
1. Инфраструктурная: здесь мы работаем вместе с Егором и командами разработчиков.
2. Коммуникационно-продвигательная. Тут я пока одна (не вижу способа и смысла пока кого-то привлекать) + задачи на отдел дизайна в виде Лены»


Второй человек в штабе, с которым я наиболее активно тогда сотрудничала по проектам, была Лена Марус – арт-директор.
18
Очевидно, что вообще интернет без визуализации прожить не может, но наше взаимодействие не ограничивалось проектной деятельностью – очень многие решения мы с ней придумали и отстояли совместно. Творчество вместе с Леной - это круто.
Вообще я бы хотела, чтобы Лена написала и свое повествование о штабе, а ниже я упомяну лишь о тех проектах, в которых сама принимала участие. Во время кампании лично для меня Лена была одним из самых значимых членов команды, а работать с ней было интересно и продуктивно.

Как и у меня в направлении Интернета, у нее в это время было множество «заготовок» идей, которые были недопродуманы на этом этапе, и требовались креативные мозги и умелые руки, чтобы их докрутить и реализовать. Примерно через неделю после Хакатона мы устроили Креативный Вторник и (чуть раньше) Штурм по визуальному захвату города, на который позвали дизайнеров, арт-директоров и креативщиков, чтобы придумать, обсудить идеи и реализовать их за 24 часа. Как и в случае с Хакатоном, такой формат сработал, а многие из пришедших нам помочь людей стали постоянно сотрудничать со штабом, и сделали многое из того, что вы видели во время избирательной кампании.
Именно тогда, например, один из дизайнеров принес идею майки с надписью «Только Навальный, только Hardwork», которая стала неофициальным девизом работников штаба.
19
Во время штурма по визуальному захвату города был придуман проект с баннерами, которые потом срезАли летающие таджики с балконов.
Тогда же родилась и тема с проекторами, наклейками на автомобили, авоськами, штуками для велосипедов и была реализована история с красными кругами, которые потом были повсюду. Первые партии знаменитых наклеек приходили к нам именно за несколько дней до 18 июля.

Так и прошла эта неделя - мы творили, звали новых людей и учились работать в большой команде.





18 июля.

Задача интернета - открыть всевидящее око и всеслышимый рупор. Не паниковать.

Несколько дней до приговора были окрашены чувством подавленной волнительности и немного страхом крушения надежд. Кто-то говорил, что чувствует, что никакого реального срока не будет, кто-то просто надеялся на лучшее. Мое предположение заключалось в том, что даже если и есть политическое решение до выборов Навального довести, система у нас настолько тухла и неповоротлива зачастую, что сигнал об этом мог просто не пройти из точки А в точку Б по причине сжатых сроков, неточной формулировки или Бог знает, чего еще. Поэтому все было 50/50, а произойти могло все, что угодно.
Задолго до даты оглашения приговора по делу было известно, что кто-то придумал объявить точку сбора в случае, если Навального признают виновным. Это была Манежная площадь в Москве, в 19.00.

Провожать Навального в Киров на оглашение приговора мы ездили на вокзал, конечно. Это было какое-то "семейное мероприятие! Я лично ужасно хотела сказать кучу хорошего и как-то поддержать, помочь избежать плохого. Когда Алексей уже садился в поезд, Лена сказала: "Слушайте, можно я Вас обниму? А то я потом себе этого не прощу". И мы все стали обниматься мимими. Картина была тем более милой, что за 5 минут до этого мы вручили ему конверты с письмами, написанными от руки. Я свое письмо раза три переписывала, то скатываясь в дикий пафос, то в печаль. Итоговый вариант письма был в духе «какую пиццу заказать в офис послезавтра?» - ну что еще сказать можно?
В тот момент вероятность того, что Навального посадят в тюрьму, воспринималась как что-то очень личное - то, что касается тебя напрямую, а не опосредованно. Такое бывает, когда кто-то обижает твоего брата. Или сестру. В общем, ощущение глобальной несправедливости.

IMG_2463

В день оглашения приговора по делу Кировлеса в штабе была организована прямая трансляция с мероприятия. Я на нее не пришла – я спала дома и читала раз в 10 минут твиттер, периодически публикуя что-то в официальные каналы Команды Навального. Совместные страдания в ситуации, когда может быть надо мобилизоваться, совсем ни к чему.
Поэтому все знаменитые кадры я увидела уже после – Юлию, закрывающую глаза, плачущих девушек в зале…
Когда Навального задержали в зале суда, я вылезла из кровати и поехала в штаб, чтобы синхронизироваться с коллегами. В штабе была атмосфера подавленности и легкой паники – там никто не ожидал, что так будет НА САМОМ ДЕЛЕ.

Волков активно разговаривал с журналистами по телефону, донося им позицию штаба, люди работали или сидели в одной из комнат в Лялином, большинство было в растерянности.

Все ждали, что сейчас случится что-то такое, что станет ясно, что делать дальше. Другие ждали, пока им скажут, что же делать. Но время шло, а яснее ситуация не становилась, даже после экстренной летучки. Все знали, что при таких обстоятельствах Навальный с выборов снимается, но от этого «здесь и сейчас» проще не становилось – нам всем хотелось бы провести избирательную кампанию. Все было очень непонятно - как же так!

IMG_2486
(в этих лицах - всё)

Пробыв в штабе примерно пару часов, я и еще несколько моих коллег оттуда ушли. Ушли, чтобы не пойти на Манежку, но чтобы быть «оком Саурона» - инфоцентром, транслирующим состояние дел откуда-то еще. Нас было четверо. Мы все не знали, что может произойти.
Казалось, что ты вот напишешь сейчас в твиттер что-то не то, а люди поймут тебя по-своему.
Может, я и перенервничала, но из кабинета было непонятно, насколько мирно были настроены люди и полиция. И кто чего хочет. И что будет. И как будут развиваться события. Трагедий не хотелось. Хотелось продолжить кампанию, и все.

Следующие 20 часов, вплоть до утреннего освобождения Алексея, я лично провела на иголках и перед компом.

Спали и отходили от компьютеров мы по очереди. На нескольких экранах работали трансляции, а мы пытались наладить связь с теми из наших, кто был в городе. Со связью были трудности.
Трудности были и со спальными местами, и с зубными щетками. Спальных мест в рабочем кабинете было 2. Надо было работать, поэтому спали мы по очереди. А всяких средств гигиены не было вообще, и мы очень долго спорили, кто за ними пойдет, и стоит ли вообще это делать. В итоге девочковый взгляд на проблему победил (ура).
Наверное, где-то так и лежит купленный тогда мной крем для лица, паста и зубная щетка =) Пользуясь случаем, передаю им привет.

Когда было объявлено, что Алексея отпустят, мы сначала не поверили. Радость наша была сдержанной – мы просто продолжили работать. Когда его отпустили, сил на эмоции уже не оставалось вообще. Мы заехали в штаб, спросили, кто как пережил вчерашний день и ночь, и отправились спать.
Вот так, буднично, закончился день, который мог стать чем угодно в истории моей страны.



____
Что дальше?

IMG_2453

Все самое интересное в работе штаба только начиналось: настало время формировать полноценную команду, заряжать агитационные пушки в интернете и запускать все те проекты, которые мы успели придумать. Можно было расслабиться и приступить к полноценной работе в нашем постоянно меняющемся мире, требующем творчества.

Но об этом я надеюсь рассказать позже.
Stay tuned!



Я ВКонтакте
Я в Твиттере
Я в Facebook